Центральная Научная Библиотека
Copyright © 2007 Центральная Научная Библиотека
Адрес: 620219, г. Екатеринбург, ул. С. Ковалевской, 20


Центральная Научная Библиотека
Воскресенье, 19 Ноября 2017г.


18 Февраля 2010

Из всех проблем, наиболее актуальных для России, самыми трудными психологи считают проблемы внутриличностные. В условиях неблагополучной социальной среды, провоцирующей личностные расстройства, экзистенциальный аналитик Светлана Кривцова советует всерьез относиться к своим чувствам и интуиции, поддерживать непрактические отношения с хорошими людьми,  больше разговаривать с близкими, не скупиться на жалость к себе, а главное — научиться относиться к себе по-дружески. Справка:
Кривцова Светлана Васильевна, директор Института экзистенциально-аналитической психологии и психотерапии, руководитель Центра практической психологии образования Академии социального управления, доцент кафедры психологии личности факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова, экзистенциальный аналитик, кандидат психологических наук
 «Хочется верить, что будет наведён порядок: людям необразованным станет труднее осуществлять практику, но при этом не будет выкорчевана выросшая в России за последние 20 лет культура профессиональной психотерапии» Светлана Кривцова: «Хочется верить, что будет наведён порядок: людям необразованным станет труднее осуществлять практику, но при этом не будет выкорчевана выросшая в России за последние 20 лет культура профессиональной психотерапии»

О пробелах в законодательстве

До 90-х годов психотерапии в России не существовало вообще. Были попытки создать  советскую практическую психологию, аналог немедицинской психотерапии: так появились первые психологические консультации при Моссовете. Но официально до конца прошлого года в нашей стране существовал единственный закон относительно психотерапии: постановление, принятое в пятидесятые годы, согласно которому, психотерапией может заниматься только врач, получивший психиатрическое образование и прошедший дополнительно ординатуру по психотерапии. Все «не-врачи», занимающиеся психотерапией, формально считались, по сути, нарушителями УК, потому что не было такой специальности – «немедицинский психотерапевт». В конце 2009 года правительство Москвы наконец-то выпустило некий документ, в котором впервые прозвучал термин «немедицинская психотерапия». Хотя в столице давно существуют десятки школ, институтов и академий немедицинской психотерапии, где специально обученные по международным программам люди ведут практику, имеют сертификаты, подтвержденные европейскими и международными обществами.

За последние десять лет услуги психотерапевта прочно вошли в нашу культуру. Сейчас это уже ремесло, которое не оставит специалиста без хлеба. В больших городах хорошие терапевты известны по именам, и к ним трудно попасть на приём. Есть, конечно, и шарлатаны, как везде… Однако пока постановление о сертификации немедицинских психотерапевтов, принятое на уровне  города Москвы, еще не начало действовать, мы точно не знаем, какой станет жизнь в этой сфере. Хочется верить, что будет наведён порядок, и необразованным людям станет труднее осуществлять практику, но при этом не будет выкорчевана выросшая в России за последние 20 лет культура профессиональной психотерапии. Многие университеты охотно организуют магистратуры по немедицинскому консультированию. На факультете психологии МГУ уже готовится магистерская программа по экзистенциально-аналитическому консультированию, подобные программы уже есть в МППГУ и ГУ-ВШЭ. Но вместе с тем, специальности «немедицинская психотерапия» законодательно в стране нет до сих пор.

Сейчас психотерапия — уже ремесло, которое не оставит специалиста без хлеба, в больших городах хорошие терапевты известны по именам, и к ним трудно попасть на приём. Но специальности «немедицинская психотерапия» законодательно в стране нет до сих пор

О тенденциях в обществе

В 90-е годы американский экзистенциальный психотерапевт Ирвин Ялом в своей знаменитой книге «Экзистенциальная психотерапия»  писал о том, что в Южной Калифорнии, где он живёт, очень трудно найти пациента психоаналитического типа. Кто такой пациент психоаналитика? Это человек со скрытыми желаниями, которые он не имеет право удовлетворять. У него есть внешний запрет на их удовлетворение, из-за чего и возникает внутренний конфликт. Сегодня на фоне тотальной терпимости со стороны общества нет проблемы вытесненных желаний, которые ты не можешь реализовать, потому что они либо социально неприемлемы, либо неприемлемы по твоим внутренним причинам. Свобода в общественном сознании такая, что  рамки  ставить «неприлично» — делай, всё, что не запрещено законом. Казалось бы, психотерапия должна закончиться. Но нет. К американским психотерапевтам сегодня приходит другой тип клиентов: люди с удовлетворёнными потребностями в безопасности, общении, впечатлениях, с хорошим здоровьем, адекватной самооценкой, но которые… не знают, зачем им, по большому счёту, жить. Оборотная сторона экономического благополучия — люди, которые ничего по-настоящему не хотят. Уровень жизни таков, что нет ни одной социальной проблемы, которая подошла бы так близко, что заставила бы встать и пойти что-то сделать. К 25 годам молодой человек из Южной Калифорнии всё ещё не знает, ради чего ему уходить с пляжа. Парадокс: это и есть главный повод обращения к экзистенциальному  психотерапевту. 

В России, к счастью, морозные зимы, бывают кризисы, не очень высокий уровень жизни. Благодаря этому многие молодые люди по-настоящему хотят что-то улучшить в своей жизни, и это хорошо защищает их от переживания бессмысленности

В России, к счастью, морозные зимы, бывают кризисы, не очень высокий уровень жизни. Благодаря этому многие молодые люди по-настоящему хотят что-то улучшить в своей жизни, и это, в общем, хорошо защищает их от переживания бессмысленности. Уехать из «бесперспективной провинции» за достойной жизнью в мегаполис, доказать, что можешь зарабатывать, построить собственную жизнь – как антисценарий жизни родителей и т. д. Но и таких молодых людей, которых описывает И. Ялом, всё больше и больше, особенно в мегаполисах. Они не сидят днями на пляже, но живут на том уровне комфорта, который им гарантирован, и не видят смысла что-то менять. Это молодые люди, которые нигде не работают, живут за счёт родителей и им, вроде бы, ничего не нужно, потому что «и так нормально». И вместе с тем — ненормально, потому что они не проживают жизнь со смыслом, а это, оказывается, мучительно. Или другая категория — люди среднего возраста, которые приходят и говорят: «Я уже понял, что могу зарабатывать, я себе всё доказал, а зачем жить — не знаю». Их ничего не трогает, ценностей нет. Не хочется жить так. Это называют сегодня «эмоциональным выгоранием».

О нематериальном

В провинции  проблемы смысла жизни не возникают так часто, как в мегаполисе. Хотя там другая проблема — тотальное пьянство. И это тоже, фактически, патология потери смысла. Материальные же сложности, которые в большей степени свойственны провинции, не так страшны, как пресыщение, потому что есть что-то еще, что для человека жизненно важно. Например, хорошие отношения в партнёрстве, взаимопомощь, сострадание, радость. Для того, чтобы устроить праздник, не обязательно покупать дорогую еду или ехать в Мехико на отдых. Его можно организовать, где угодно, был бы настрой — люди вокруг да гармошка. Этот праздник гораздо важнее дорогого круиза, который ничего тебе не даёт, кроме какого-то чувства превосходства. Это хорошее чувство, но оно не согреет. А человеку нужно, чтобы его что-то согревало.

В провинции проблемы смысла жизни не возникают так часто, как в мегаполисе. Материальные сложности не так страшны, как пресыщение, потому что есть что-то еще, что для человека жизненно важно. Например, хорошие отношения в партнёрстве, взаимопомощь, сострадание, радость

О полноте чувств

Страдание — естественная часть человеческой жизни. Как только кто-то говорит: «Вот я страдал полжизни, теперь я могу позволить себе только радоваться, потому что у меня достаточно денег, положение, и всё у меня теперь будет только хорошо», он очень быстро обнаруживает, что действительно не чувствует страданий, не подпуская к сердцу любые волнения, но он так же мелко и радуется. «Такая дорогая поездка, а я ничего не почувствовал!» Глубина страданий, которую ты можешь себе позволить, определяет и глубину счастья. Это такой закон: человеческая душа либо открыта для всего, либо для всего закрыта. Фильтров быть не может.

О выражении чувств

В начале 60-х годов у американских психотерапевтов была такая точка зрения: если человек накапливает в себе эмоции и не выражает их, то он заболевает.  Гастриты, язвы, тики, астмы — это заболевания невыраженных эмоций. Даже пытались их как-то классифицировать: горло болит — значит, ты должен был на кого-то наорать, а ты боишься повысить голос и т.д. Тогда считалось полезным для здоровья немедленно выражать свои эмоции. В экзистенциальном отношении мы более дифференцированно к этому подходим. Иногда гнев должен быть выражен, и это защищает человека от чувства, что он «сдался и бросил себя в беде», но иногда не нужно торопиться к экспрессии какого-то чувства. Может быть, когда это чувство накопится, оно для тебя самого станет понятней. Когда я разряжаюсь, как батарейка, мои эмоции пропускаются мимо меня, мимо моей личности. Для того, чтобы понять, что внутри тебя происходит, наверное, нужно побыть с этим чувством во внутреннем диалоге. Нужно разрешить ему быть внутри. И тогда, может быть, ты будешь лучше себя понимать.

Об общении

Очень часто приходят люди, у которых проблемы в отношениях, потому что нет привычки спокойно и всерьёз разговаривать. Как правило, это произрастает из родительских семей, но никто не мешает человеку самому дойти до того, что может быть и по-другому. Собственно, отношения и живы, пока в них течёт обмен, диалог. Для того, чтобы слушать, нужно самому быть сохранным, более сильным, принимающим. То же — с друзьями. Собственно, люди, у которых есть друзья, редко ходят на психотерапию, потому что они уже получают помощь. Нужно только, чтобы кто-то тебя просто выслушал, не был бы всегда на твоей стороне, кто посмотрел бы честным взглядом, перед кем не надо притворяться, держать маску.

Глубина страданий, которую ты можешь себе позволить, определяет и глубину счастья. Это такой закон: человеческая душа либо открыта для всего, либо для всего закрыта. Фильтров быть не может

О жалости к себе

Американская психотерапия говорит, что жалеть себя — это признак неудачника. Что надо не жалеть, а сразу искать способ что-то исправить, какое-то решение принять, взять на себя ответственность. Экзистенциальный анализ — достаточно реалистичная терапия и считает, что жалость к себе — совершенно естественная вещь. Если человек умеет себя жалеть, он может сам с собой хорошо поговорить, может, как говорил Карлсон, самому себе стать родной матерью. А не просить кого-то это сделать. Например, пока едешь домой, пока идёшь пешочком, с собакой гуляешь вечером, можно вспомнить этот день, дать чувству грусти прийти и тебя обволочь. Может быть, даже слёзы навернутся, это совершенно нормально, потому что вместе с грустью и слезами приходит то самое, что отняла работа: жизнь, силы, энергия. Слёзы — это сама жизнь, духовная, моральная работа. Если я не принял вот такой эмоциональный душ, то я прихожу домой, нажимаю кнопку звонка, а у меня внутри огромная потребность, чтобы меня кто-то пожалел. Но если я вхожу и понимаю, что там уставшая жена в таком же состоянии, что никто не собирается сейчас меня жалеть, тогда во мне с порога поднимается гнев. Это тоже способ вернуть жизнь: когда человек гневается, он тоже возвращает себе энергетику. Но гнев ранит других людей. Это — отсутствие элементарной культуры обхождения с самим собой.

Вместе с грустью и слезами приходит то, что отняла работа: жизнь, силы, энергия. Слёзы — это сама жизнь, духовная, моральная работа

О тяжёлых клиентах

Не все терапевты работают с личностными расстройствами. Гораздо комфортнее и проще лечить невротика — человека, который пришёл с установкой: «Это всё из-за меня, я плохой и во всём виноват». Куда труднее работать с человеком, который говорит: «У меня всё нормально. Я сюда пришёл, чтобы вы помогли заставить мою жену делать так, как мне надо». В этом случае нарушения в эмоциональности человека гораздо более глубокие, а ведь эмоции еще никому не удалось исключить из жизни безнаказанно. «Нарушенный человек» с детства выработал большое количество удобных защитных способов не быть самим собой, и они стали его сущностью. В итоге у него очень сильный внешний фасад, он может быть успешным и богатым, часто ищет место, где много власти и возможностей, благо у него нет внутренних ограничений в виде совести и он может быть эффективным в гонке «наверх». Но внутри он очень слаб. Эти люди приходят на терапию только тогда, когда внешние построения, на которые они опирались, рушатся. Может быть, работа теряется, бизнес находится под угрозой, жена ушла… На лечение личностного расстройства требуется до 5-7 лет.

Люди, у которых нет хороших отношений с собой, очень боятся порвать их с другими, потому что тогда они будут тотально одинокими. У них же, получается, ни внутри никого нет, ни снаружи

О переменчивости

Понять человека очень сложно. Ни один профессионал не выдаст точный диагноз ни с первого взгляда, ни со второго. Ты проработал с человеком какое-то время — начальной симптоматики больше нет, но под ней появляется ещё одна. На первый план выступает то одно, то другое. Человек — это самое сложное из того, что есть под небесами. Реальность сложна. Главное, что человек меняется. Как говорил Л.Толстой, «человек течёт». Ты только решил, что он злой, а он стал добрым. Только ты пришёл к выводу, что он добрый, — он взял и сделал какое-то зло. Поэтому нельзя сказать: «Я не буду его любить», вдруг он станет достойным любви? Оказалось, что Толстой проповедовал абсолютно экзистенциальные взгляды.

Приходят люди среднего возраста и говорят: «Я уже понял, что могу зарабатывать, я себе всё доказал, а зачем жить — не знаю». Их ничего не трогает, ценностей нет. Это называют «эмоциональным выгоранием»

О дружбе с собой

Главное, чтобы человек не был себе чужим, чтобы он собой занимался, а не говорил: «Ладно, проехали, дальше будем жить, как будто ничего и не было!» Потому что фактически «я сам» — единственный человек, с которым мы проводим всю жизнь рядом. Человек не может ни развестись с собой, ни уволить себя, поэтому важно существовать с собой в хороших, гармоничных отношениях. Люди, у которых нет хороших отношений с собой, очень боятся порвать их с другими, потому что тогда они будут тотально одинокими. У них же, получается, ни внутри никого нет, ни снаружи. Что можно посоветовать? Надо с самим собой дружить. Во внешних отношениях может быть всё, что угодно, и вы сможете это как-то выдерживать, заводить новые отношения, жить эту трудную жизнь, если вы сами к себе относитесь хорошо, честно, как к другу.

Елена Σ Укусова


К списку новостей
Центральная Научная Библиотека
EBSCO
Discovery
Service

Ключевое слово
Название
Автор
Создание сайта Создание сайта — Сайтсофт © 2007 г.